Партнеры

История Украины » Черный принц

Посещений: 2209

Легендарный корабль полтора столетия питал надеждами кладоискателей

  Слова «затонувший корабль», наверное, ни одного человека не могут оставить равнодушным: тут же перед глазами возникнут обросшие ракушками обломки, колышущиеся водоросли и таинственная темнота, в которой наверняка скрываются сокровища. Правда, люди, которые уже сталкивались с затонувшими кораблями — дайверы или подводные археологи, отлично знают, что из всего богатого набора легенд о погибших судах едва ли десятая часть может считаться основанной на более-менее достоверных фактах. Вокруг Крыма — настоящее кладбище погибших кораблей: от античных галер до теплоходов. Одни хорошо известны, другие недавно обнаружены. Но вряд ли среди всех них есть судно с такой судьбой, как британский парусно-винтовой фрегат «Принц». Мировую известность он получил только после своей гибели, и полтора столетия заставлял людей спорить, переживать и… надеяться. Со временем изменилось и имя этого корабля, его стали называть «Черным Принцем» — то ли оттого, что закончил свое существование он в Черном море, то ли потому, что не оправдал надежд многочисленных кладоискателей.

Бочки с сокровищами

Стихия не выбирает цель специально — тем не менее, ночью 14 ноября 1854 года казалось, что сама природа ополчилась против союзных войск, пытавшихся сломить ожесточенное сопротивление Севастополя. Разразившаяся буря нанесла такой удар, который стоил поражения в иной битве. Потери были не только человеческие, а, как бы громко это не звучало, и стратегические. За несколько дней до этого в Балаклавскую бухту вошли корабли, на борту которых находилась зимняя одежда, оружие, медикаменты, и прочий груз, который дал бы союзникам возможность продолжать военные действия в зимних условиях. Разные источники называют жертвами бури от 34 до 60 с лишним кораблей, а еще около 500 человек назвали тогда погибшими и пропавшими без вести.

Вместе с остальными кораблями на дно ушел и «Принц». Груз его немногим отличался от того, что находился в трюмах других транспортов. Британские газеты до своих читателей доводили подробнейшие сведения о так и не попавших к солдатам вещах. «Среди грузов, принятых «Принцем», находились вещи: 36700 пар шерстяных носков, 53000 шерстяных рубах, 2500 постовых тулупов, 16000 простынь, 3750 одеял. Кроме того, еще можно назвать число спальных мешков — 150000 штук, фланелевых кальсон — 90000 пар, по 40000 непромокаемых шапок и меховых пальто, 120000 пар сапог», — писала «Иллюстрейтед Лондон Ньюз» в декабре 1854 года. Кстати, непривычно суровая для Крыма зима стала именно во время Крымской войны поводом для рождения одной вещи, обычной сегодня для гардероба лыжников и спецназовцев. Речь идет о вязаном шлеме с прорезями для глаз, закрывающем лицо. Шапку-маску так и называют до сих пор за границей: «балаклава». Английские леди вязали такие «балаклавы» для замерзающих в далеком Крыму соотечественников, «зимнюю помощь» отправляли вместе с остальными грузами. А вот дальше и начинается одна сплошная тайна, которую до сих пор никому не удалось разгадать. Почему и откуда возникли слухи о сокровищах, находившихся на борту «Принца»? Они выглядели убедительнее оттого, что, казалось, имели вполне земное объяснение своего существования — фрегат якобы вез жалованье для британских войск. При этом, чем больше времени со дня гибели корабля проходило, тем значительнее становилась сумма. В 1897 газеты писали о « большом количестве серебряной монеты и 200 тыс. фунтов стерлингов золотом». В 20-х годах прошлого века сокровища оценивали чуть ли не в 9 млн. золотых рублей. Подстегивали воображение и уверения прессы, что монеты находились в запечатанных бочонках — а значит, весь клад не рассеяло по морскому дну.

Попытка — не пытка

Понятно, что желающие отыскать сокровища возникли на горизонте уже через двадцать с небольшим лет после окончания войны. Первыми к «Принцу» попробовали подступиться французы и на дне Балаклавской бухты отыскали несколько затонувших во время той самой бури кораблей. Но, увы, нужного фрегата не обнаружили.
Стоит, наверное, остановиться на том, почему так многочисленны и упорны были попытки добраться до этого «золотого корабля». Ведь груженых драгоценными металлами парусников и до этого немало тонуло в разных морях и океанах — сколько уже в наше время было обнаружено сокровищ! Но к концу ХIХ века только «Принц», затонувший относительно недалеко от берега и окруженный золотой и вполне достоверной дымкой, был реально доступен кладоискателям.
Глубина Балаклавской бухты — 5-10 метров в верховьях, до 25 метров у пляжа и до 35 метров на горловине. Это пустяк для современного дайвера, но снаряжение тех времен позволяло всего нескольких минут продержаться под водой. Вести поиски на большей глубине было невозможно.

Но время шло, и совершенствовалось водолазное оборудование. После французов было несколько русских экспедиций — как более-менее серьезно подготовленных, так и горящих энтузиазмом дилетантов. Почти три года просидели в Балаклаве итальянцы. Самым их крупным достижением в итоге оказалось то, что эпизод о поисках «Принца» попал в одно из лучших произведений Александра Куприна «Листригоны». При этом писатель даже называет приблизительное местонахождения корабля: «Эскадра пошла ко дну около Белых камней, которые и теперь еще внушительно торчат из воды там, где узкое горло бухты расширяется к морю, с правой стороны, если выходишь из Балаклавы. Итальянцы… пришли в Балаклаву с тем, чтобы попытаться исследовать место крушения и если обстоятельства позволят – поднять со дна все наиболее ценное, главным образом, конечно, легендарное золото. Всей экспедицией руководил инженер Джузеппе Рестуччи – изобретатель особого подводного аппарата, высокий, пожилой, молчаливый человек, всегда одетый в серое, с серым длинным лицом и почти седыми волосами, с бельмом на одном глазу». Куприн подробно описывает и громоздкое снаряжение, и машину, спускавшую тяжеловеса-водолаза под воду, и лицо, «черное от прилива крови», когда того вытащили спустя несколько минут из-под воды. И итог его короткой прогулки по морскому дну: «стало известно все, что видел водолаз на дне моря, у Белых камней. Большинство кораблей было так занесено илом и всяким сором, что не было надежды на их поднятие, а от трехмачтового фрегата с золотом, засосанного дном, торчит наружу только кусочек кормы с остатком медной позеленевшей надписи: «...ck Pr...».

В другой книге, любимой несколькими поколениями подростков, — «Кортике» Анатолия Рыбакова, тоже мелькает «Черный принц»: сведения о нем и других затонувших кораблях хранил в тайнике ученый-изобретатель. Один из героев так и говорит: «Крепко! Нашему «Судподъему» это все очень пригодится!» Книга была написана, конечно, много позже, чем Экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН) начала поиски в Балаклавской бухте, продолжавшиеся в 1923-1924 годах. Она была вооружена куда лучше предшественников, для поисков «Принца» соорудили подводный аппарат с прожектором и «механической рукой». И снова — обломков кораблей в бухте отыскали великое множество, но ни следа от «Принца», тем более, от его сокровищ. Советской России легенда обошлась в 100 тыс. рублей.

Честь исполнить своего рода лебединую песню в этих поисках досталась японцам. Водолазная фирма «Синкай Когиоссио Лимитед», получив разрешение от правительства в 1927 году, взялась за работу. Шкуру неубитого медведя — то бишь покоящийся на морском дне клад, собирались поделить в пропорции 60 на 40, меньшая часть доставалась японцам. Увы, весь драгоценный улов составил… 6 золотых монет. Море упорно не желало расставаться с ценностями.

От винта!

Части обшивки, свинцовые пули и бомбы, ступка белого фарфора, обручи от бочек, железный рукомойник, части паровой машины, вилки и ложка, офицерская сабля, лопаточка для пирожных, сгнившие остатки обуви — это почти полный перечень того, что с перерывами в десятки лет поднимали на поверхность экспедиции, охотившиеся за сокровищами «Принца». Список этот мог пополниться совсем недавно: прошла информация, что будто бы обнаружили и подняли на поверхность еще один обломок загадочного корабля. Дайверы севастопольского центра «Аквамарин» совместно с Департаментом подводного наследия института археологии Национальной академии наук Украины, исследуя дно Балаклавской бухты, действительно нашли винт парохода-фрегата, и первое время были основания полагать, что именно «Принцу» он принадлежит. Но после обследования находки директор Департамента подводного наследия Сергей Воронов сообщил: винт принадлежит другому судну — он четырехлопастный, а на «Принце» был установлен двухлопастный.

Может быть, кладоискатели прошлого этого не поняли бы, но для ученых сейчас сокровище — любой затонувший корабль или обломок от него. Потому, что это куда дороже золота — кусочек истории, который сохранило море. Сергей Воронов считает, что все золото и серебро «Принца» — мираж, много лет люди охотились только за легендой.
Опытный севастопольский инструктор по дайвингу Александр Крайнов считает, что кладоискатели исходили из неверных данных. Да, есть исторические факты, против которых не поспоришь: в Крыму шла война, войска ждали своего жалования, и именно с прибытием эскадры связывали надежды на его получение. «Его могли выгрузить еще до бури, могли оставить в Константинополе, — перечисляет он. — Или искали и… нашли, но широкая публика об этом никогда так и не узнала. Правда, как говорят, канула в вечность. Уже в те времена четко работала и разведка и контрразведка. В штабе русских не могли не знать о таком жирном куске, и, конечно, была заинтересованность в том, чтобы деньги не попали по назначению. С другой стороны, англичане просто должны были засекретить переправку такой суммы. Могло быть, что по официальным данным золото перевозилось на одном корабле, а реально оно было на другом. Согласитесь, грузить зарплату целой армии нерационально на один флагманский корабль. На мой взгляд, если бы его нашли и утаили, все равно это где-нибудь всплыло. Если все-таки утонуло, то лежит не там, где его ищут». Многие дайверы соглашаются с мыслью, что буря просто разбила «Принц» на множество обломков, и то, что осталось, может быть рассеяно по дну на небольших глубинах и скрыто под слоем песка. Движение грунта происходит постоянно, и у моря было достаточно времени, чтобы надежно похоронить останки судна. «Принц» — далеко не единственный корабль, который так и не смогли отыскать на дне Балаклавской бухты. Затонуло ведь несколько десятков, а на сегодняшний день обнаружены всего четыре. Месторасположение остальных еще предстоит выяснить. Один из найденных кораблей (он сейчас один из объектов подводных экскурсий) дайверы называют «Пьяный Джек» — из-за того, что он вез множество бутылок: вино, виски, коньяк, лимонад. Про это небольшое судно известно даже, что, когда корабль бурей выбросило на мель, команде удалось добраться до берега — где ее и взяли в плен русские. Сам корабль долго торчал на мели, пока его не растащили волны.

Может быть, все-таки история «Принца» не закончена? Потому что, сколько не написано про него, сколько версий не выдвинуто, сколько разочарований он не подарил желавшим отыскать корабль людям, все равно обязательно находятся новые поклонники легенды. Кто знает — может им и удастся однажды поставить точку в долгих поисках?