Партнеры

История Украины » Китайгород казацкий

Посещений: 1610

Территория Днепропетровской области принадлежит к древним землям запорожского казачества. Потому не удивительно, что она сохранила множество памятников материальной и духовной культуры «украинского рыцарства». Их поиск, фиксация и охрана – важнейшая на сегодняшний день задача. Необходимость решения этой проблемы подтолкнула к проведению в 2005 г. разведки поселения XVII-XVIII вв. в с. Китайгород (Царичанский район Днепропетровской области) отрядом археологической экспедиции исторического музея им. Д.И.Яворницкого (ДИМ).
Из полевых заметок
Команда разведки была сугубо мужская: сотрудник отдела археологии Вовик, лаборант Юра и повар, охранник и волонтер Сан Саныч. Осуществлять формальное руководство, к несчастью, пришлось мне.
Археологические исследования на территории населенного пункта можно считать настоящим подвигом, ввиду вынужденной необходимости постоянно контактировать с местными жителями. В первый же вечер к нашему костру подошел мужчина и задал один из трех «вечных вопросов», которые ставят археологам: «Что вы тут делаете?» (два других: «Золото ищете?» и «Сколько вам за это платят?»). Выяснилось, что мы должны копать на земле, которую он арендует и «на которой  его сено». В конце концов, договорились: завтра он все выкосит, а потом мы все выкопаем. Вежливо попрощались. «Завтра» посвятили собиранию подъемного материала и закладке шурфа. На следующее утро вышли забивать траншею. Работали интенсивно – на разведку было отведено очень мало времени. Вдруг – взрыв адреналина, остановка сознания: через дыру в заборе выбегает наш местный «товарищ». Узнали его с трудом: дикий взгляд красных глаз, испарина, неразборчивые возгласы «моя землю» и «мое сено». А главное – отточенная коса в руках. Размахивая косой, мужчина выкрикивал что-то, похожее на: «Берегись, убью!». Мы окаменели: если побежим, у косаря может сработать инстинкт, и он точно начнет нас косить. Четверо мужчин в камуфляже (самая удобная одежда в экспедиции) с лопатами двинулись в сторону безумного. Опасность ощущалась физически. На решительные действия отважился лишь один из нас – участник боевых действий Саныч. Он изо всех сил рванул на себе рубаху и тяжелыми словами объяснил «местному» его перспективы на ближайшее будущее. Мигом селянин обрел человеческий облик, в его глазах появился испуг. Отпрыгнув в сторону, пообещал что позовет «хозяина» и исчез. Напряжение отлегло, тряслись руки, выскакивало сердце. Что именно имел в виду селянин, мы в скором времени поняли, увидев шикарный внедорожник, который ехал через покосы на раскопки. Из него вышел солидный мужчина, как оказалось, депутат местного совета. Рядом суетился наш недавний противник. Подробная лекция на тему «Право собственности и памятники археологии» заставила депутата задуматься. Тем временем прибежала жена косаря и, пытаясь привлечь внимание депутата, гневно отбросила обвинения ее мужа в нападении на археологов, настаивала, что он не способен на такое. «Неспособный», в свою очередь, утверждал, что «этот лысый» (Саныч) обещал ему страшные вещи. А депутат думу думал и, наконец, сформулировал ее в такой фразе: «Нужно же и вам (археологам), и людям (крестьянам)». Я заверил представителя власти, что через несколько дней мы уедем, закопав перед этим раскопки. «Точно?», – засомневался депутат. Я горячо подтвердил, что на более длительное время не хватит средств. Это убедило. Нас обещали потерпеть.
Интересным памятником казацкого периода является Китайгородский культовый комплекс XVIII в. Государственный реестр национального культурного наследия констатирует, что по улице Музейной с. Китайгород Царичанского района Днепропетровской области размещены три казацкие церкви: Николаевская, Успенская и церковь-колокольня Св. Варвары, построенные соответственно в 1751, 1754 и 1756 годах. Комплекс казацких церквей в Китайгороде уникален тем, что все они расположены недалеко друг от друга. Местные жители объясняют этот факт так: вокруг Китайгорода было много сел и жители каждого ходили в свою церковь. Культовые сооружения построены в стиле украинского барокко. Строительный материал частично доставляли из Кременчуга, Полтавы, Киева, хотя использовался и местный. «Информация о населенных пунктах, церквях, священно- и церковнослужителях, приходах, которые переданы из Киевской в Славянскую и Херсонскую епархию, составлены в Киевской духовной консистории» (от 10 октября 1776 года) содержат данные о том, что городок Китайгород насчитывал 203 приходских двора при трех церквях. По поводу происхождения названия этого населенного пункта существует две версии. Согласно первой, в Княжескую эпоху на месте нынешнего села существовало укрепление, над которым развевалось красное полотно из китайки, которые снимали во время опасности. По другой версии «киты» – это вязанки хвороста, которые скрепляли глиной, возводя укрепления.
В полевом сезоне 2006 г. археологические исследования поселения XVII-XVIII вв. в с. Китайгород продолжились. Не смотря на небольшой размер исследуемой территории, получена достаточно разнообразная коллекция вещественного материала: фрагменты гончарной посуды и чаш, стеклянной посуды и оконниц. Найдены железные предметы, очень поврежденные коррозией и хрупкие, что объясняется влажностью почвы (место раскопок постоянно затапливается во время разлива реки Орель).
Среди массовых находок с территории раскопок – фрагменты гончарной посуды (горшков, макитр, полумисок, мисок, покрышек, кружек). Наиболее многочисленные среди них – осколки горшков. Все они принадлежат к характерным для XVII-XVIII вв. типам. Среди стеклянной посуды, фрагменты которой попадались при раскопках, можно выделить бутылки, кружки, стаканы, баклаги и штофы. Важную группу находок составляют фрагменты коробчатого лицевого кафеля (460 единиц) с растительным и геометрическим орнаментом.
Особенный интерес вызывает половина антропоморфной фигурки из кальцита (4,5х2х1 см). По мнению геологов из Днепропетровского Национального горного университета, она могла быть сделана из пещерных образований (сталактитов). Более детальный анализ материала невозможен без повреждения фигурки. Предполагаем, что она использовалась или как игрушка, или как шахматная фигура (напоминает пешку). К подобным находкам принадлежит зооморфная фигурка из кости, которая напоминает голову коня (3,3х1,6х1,5 см). Приплюснутая нижняя часть указывает на то, что фигурку устанавливали на плоской поверхности. В отдельную группу вошли кремяхи – игральные фишки в виде округлых отшлифованных фрагментов гончарной посуды и кружек.
Среди незаурядных находок – золотая шпилька с кончиком в виде головы льва и ножкой с несколькими плавными изгибами. Вес украшения – 3,7 г, длинна – 5,2 см. Интересно, что некоторые деформации и повреждения шпильки дают основания предполагать, что она использовалась повторно. Вероятно, в первых столетиях новой эры она была красивой серьгой. С какой целью казаки переделали серьгу в шпильку, остается загадкой.
В следующих полевых сезонах археологические исследования в Китайгороде будут продолжены. Убежден, что нас ожидают новые находки и впечатления.

Срібло (март 2008)
Александр СТАРИК
ст. науч. сотр. отдела
археологии и этнографии ДИМ.