Партнеры

История Украины » Олег Антонов - человек, рожденный летать

Посещений: 1888

Мифический Икар положил жизнь на то, чтобы воспарить в небо, подобно птице. Его манило ввысь пьянящее чувство свободы и красота полета. Тысячелетия спустя, юный Олег Антонов также был увлечен идеей свободного парения в воздухе. Его единственной и заветной мечтой было — летать. И когда его из-за малых лет не приняли в авиашколу, он твердо решил, что будет строить аэропланы. Так мир обрел поистине великого авиаконструктора ХХ века — Олега Антонова.

7 февраля 1906 года в небольшом селе Троицы Московской губернии в семье дворян Антоновых появился на свет малыш, которому суждено было стать одним из известнейших людей своей эпохи и оставить заметный след в истории. Когда Олегу Антонову исполнилось шесть лет, его семья переехала в город Саратов на улицу Грошовую. Именно там начался его «роман» с авиацией. Здесь Олег много общается со своим двоюродным братом, увлеченным в то время самолетами, и впервые узнает от него о знаменитом перелете Луи Блерио через Ла-Манш. С тех пор с удивительным для его возраста упорством, Олег начинает интересоваться самолетами и всем, что с ними связано. Фантазии о полете не оставляли его на протяжении всей жизни. Не удивительно, что на заре самолетостроения фундаментальных трудов по авиации было не сыскать, но Олег умудрялся-таки доставать необходимые сведения из журналов и газет. Уже тогда он начал составлять своеобразный справочник из вырезанных статей, который впоследствии разрастется до размеров энциклопедии.

В 14 лет Антонов собирает своих сверстников в созданный им «Клуб любителей авиации». Ребята пропадали на местном рынке в поисках необходимой литературы. Также они выпускали собственный рукописный журнал об авиации. Но самым главным их занятием было посещение военного аэродрома 33-го авиаотряда у Жареного бугра, где они знакомились с конструкцией самолетов, изучая их обломки на окраинах летного поля. А иногда юному конструктору даже выпадало счастье подавать настоящим пилотам масленку или плоскогубцы — в такие моменты его счастью не было пределов… Где-то далеко шла Первая мировая война, революция и последовавшая за ней гражданская война, но все это не имело значения для Олега Антонова. В его жизни было место только для авиации.

С 1923 года он стал активистом «Общества друзей Воздушного флота», создавая планеры собственной конструкции. Тогда он сконструировал учебный аппарат под названием «Голубь», за удачную конструкцию которого был награжден грамотой. Уже будучи именитым специалистом известным на всю огромную Страну Советов, Антонов с иронией вспоминал о своей первой удаче: «Тринадцать суток поездом из Саратова до Коктебеля добирался. И было мне восемнадцать лет. Но я уже считался… конструктором! Первый мой планер «Голубь» был задуман как — подумать только — «рекордный паритель»! Да какие там рекорды? Он только подпрыгивал!»

Отец Антонова, работавший инженером-строителем, скептически относился к увлечению сына. Самолетостроение тогда только зарождалось и ничто не предвещало его большого будущего. Потому Константин Константинович Антонов настоял на том, чтобы сын поступил в университет на путейский факультет. Но словно само провидение вмешалось в судьбу юного Антонова и не дало ему свернуть с выбранного пути. В Саратов прибыла путевка-рекомендация на авиастроительный факультет Ленинградского политехнического института, и межсекционное бюро предложило ее некоему Леониду Заборовскому. Но он сделал широкий жест и отказался от предложения в пользу Олега Антонова. А уже в следующем, 1926 году, на экраны страны вышел приключенческий фильм «Наполеон-газ», в котором злой гений с целью завоевать мир изобрел бомбы, наполненные отравляющим газом. Реквизит для фильма сконструировал и собственноручно изготовил студент Антонов.

После окончания института в конце 1930 года Олега Антонова направили в Москву для организации Центрального конструкторского бюро по планерам. В пригороде Москвы, Тушино, строился планерный завод. И когда через три года строительство завода завершилось, Антонов стал его главным конструктором. На планерах Антонова серии «Рот-Фронт» были достигнуты рекордные дальности полета. Вскоре разразилась Великая отечественная война, которая несколько лет диктовала Антонову свои жесткие условия. Мечтая создать прекрасные самолеты для гражданских перелетов, гениальный конструктор вынужден был работать над созданием и массовым производством многоместного десантно-транспортного планера А-7, а также «крылатого танка» — оригинального планера для транспортировки легкого танка. Во время войны Олег Константинович сотрудничает с авиаконструктором Яковлевым и много усилий тратит на совершенствование истребителей «Як» — одних из самых массовых самолетов Второй мировой войны.

В тяжелое военное время Антонова не покидали мысли о создании самолетов для мирной жизни. Сразу же после окончания В.О., он обратился к Яковлеву с просьбой отпустить его на самостоятельную работу. В октябре 1945 года Антонов становится руководителем филиала конструкторского бюро Яковлева на Новосибирском авиационном заводе. Весной 1946 года правительство преобразовало филиал в новое конструкторское бюро, а Олега Константиновича назначили главным конструктором. Первым заданием Антонова на новом месте было создание сельскохозяйственного самолета СХ-1, известного сегодня во всем мире как Ан-2, а в авиационных кругах ласково прозванного «Аннушкой». Этот самолет стал единственным в мире, который находился в серийном производстве более 50 лет. За создание Ан-2 конструктору и его соратникам была присуждена Государственная премия СССР.

В 1952 году Олег Константинович и ведущие специалисты его КБ переехали в Киев, и стали заново создавать коллектив и производственную базу. После посещения в 1955 году конструкторского бюро руководителем СССР Никитой Хрущевым начался новый виток в судьбе «Анов». Беседуя с Хрущевым, Антонов предложил создать единый четырехдвигательный самолет, но в двух вариантах: пассажирском и грузовом. Предложение было одобрено, и коллектив с воодушевлением приступил к разработке и реализации этой идеи. Так появились самолеты «Ан-10» и «Ан-12». Настоящим фурором было создание самолета Ан-22, «Антей» — первого в мире широкофюзеляжного самолета. Своими размерами он превзошел все что было создано до него в мировой авиации. На 26-м Международном авиакосмическом салоне в Париже «Антей» стал сенсацией и центром всеобщего внимания. Интерес мировой прессы был подогрет полумифическим рассказом о том, что хвост самолета пришел Антонову во сне, подобно тому, как приснилась периодическая таблица химических элементов Менделееву.

— Мощные двигатели самолета, сконструированные академиком Кузнецовым, требовали особого оперения хвостовой части. Ни одно из существовавших оперений не подходило. И однажды ночью… вдруг… Я тогда как раз картину написал, «Буря»… В общем, увидел вдруг новое оперение. Целиком… Ничего сногсшибательного! Творческий процесс происходит беспрерывно. Проснулся — и несколькими штрихами фломастера зарисовал… — рассказывал журналистам Олег Константинович.

Последним прижизненным детищем Антонова стал «Руслан», который, по мнению ведущих специалистов, получился исключительно удачным самолетом. На нем установлено 30 рекордов и он до сих пор не имеет аналогов в мировой авиации. Поистине Олега Антонова можно назвать воплощением Леонардо да Винчи. Подобно великому гуманисту прошлого, Антонов интересовался множеством, казалось бы, абсолютно не объединенных между собой областей. И не просто интересовался, но достигал в них высот.

Главным принципом проектирования самолетов Антонов считал красоту. Он искренне был уверен в том, что некрасивый самолет летать не сможет. И чувство красоты вело его во всем: в работе, в творчестве, в повседневной жизни. Начав в детстве собирать информацию о самолетах в альбом, он продолжил создавать такие альбомы по всем интересующим его отраслям. И к концу жизни он уже собрал подобные альбомы про авиацию, планеры, двигатели, искусство, музыку, литературу и даже про скворечники. В последнем, кроме всевозможных вырезок об истории создания скворечников и перечня птиц, которые в них селятся, находятся чертежи самого Антонова с конструкциями его собственных скворечников.
Думаете, что его архитектурные таланты распространялись только на птичье жилье? Не тут-то было! Кабинет, в котором трудился великий конструктор был спроектирован им самим, дом в котором он жил с семьей – построен по его чертежам, и даже письменный стол, за которым рождались его гениальные мысли, тоже был сделан по его проекту.
— Если бы я не стал конструктором, то стал бы художником – однажды признался Олег Константинович. Он всю свою жизнь писал маслом прекрасные картины; издал три собственные книги - «На крыльях из дерева и полотна», «Десять раз сначала», «Для всех и для себя»; опубликовал множество статей на темы экономики, искусства и музыки. Олег Константинович был спортивен: ходил на лыжах, летал на планерах, играл в теннис и пинг-понг. Как он не потерял свое призвание в этом множестве увлечений для простого обывателя остается загадкой. Сам же Олег Константинович Антонов точно знал ответ:
— А все просто: очень хотелось летать. Хотелось — и все!