Партнеры

История Украины » Сирко Иван Дмитриевич (1610-1680)

Посещений: 6448

Если спросить у обычного украинца, с кем у него ассоциируется образ запорожского казака, практически каждый вспомнит славного кошевого атамана Ивана Дмитриевича Сирка. Именно с этой исторической личностью связано множество легенд и народных сказаний о «чубатом войске». Год рождения Сирка точно неизвестен. По мнению большинства ученых, атаман – выходец из казацкого поселения Мерефы (сейчас Харьковская область). Согласно с распространенным представлением, настоящий запорожец не должен был жениться, а известная прическа – «оселедец» – символизирует присягу никогда не общаться с женщинами. Тем не менее, у Сирка была жена София, чьей судьбе, вероятно, можно посочувствовать. Кроме постоянного отсутствия мужа, который, не колеблясь, принимал участие во всех возможных вооруженных стычках, Софию даже брали в заложницы, чтобы повлиять на непокорного кошевого. Известно также, что Сирко пережил двоих сыновей, Петра и Романа, погибших в сражениях. В нескольких исторических источниках среди его родственников вспоминаются брат и два зятя атаманы – Иван Сербин и Иван Артемов. Один из малоизвестных эпизодов из жизни Сирка – участие в освобождении от испанцев крепости Дюнкерк во время кровавой Тридцатилетней войны (1618-1648 гг.). В то время казаки считались чуть ли не самыми лучшими наемниками в Европе. В 1645 г. Б.Хмельницкий, Солтенко и Сирко через кардинала Мазарини договорились о ведении боевых действий сечевиками на стороне Франции. В отряд вошло более 2 тысяч профессионалов, которым обещали заплатить по 12 талеров каждому казаку и по 120 – сотникам и полковникам. Подплывая к крепости, казацкие корабли были атакованы испанскими судами. По некоторым данным, именно тогда Сирко применил военную хитрость: он приказал поднять белые флаги, а всем спрятаться в трюмах. Испанцы пришвартовались и соскочили на безлюдные палубы. Запорожцы, по сигналу, стремительно атаковали их. Можно представить удивление испанских военных, когда на них внезапно напали бойцы в широких штанах и с прядью волос на макушке. Привыкшие к рукопашному бою, казаки завладели кораблями противника. Пленные провели небольшую флотилию в гавань крепости. Отдельный запорожский отряд добрался до берега и атаковал Дюнкерк с суши. После кратковременной обороны пятитысячный испанский гарнизон сложил оружие. Исследователи убеждены, что в осаде крепости принимал участие прототип главного героя романа А.Дюма «Три мушкетера» – д’Артаньян. Историки-мечтатели предполагают, что два выдающихся воина – Сирко и д’Артаньян – сразу же обратили внимание друг на друга и общались, обмениваясь опытом. На этом французская эпопея не закончилась. Как это часто бывает, выплату заработанных «потом и кровью» денег задерживали. Ждать пришлось почти год. Украинские наемники разбрелись по французским поселениям. В конце концов, получив долгожданные деньги, Сирко, согласно сказанию, построил свое войско. К его удивлению, многие казаки прибыли с женами. Атаман поделил воинов на «неженатых» и тех, которые «подженился». Последних Сирко заставил остаться во Франции, мотивируя принятое решение очень просто: каждый настоящий мужчина должен нести ответственность за свою жену. Существует предположение, что, возвращаясь из Франции, поредевшее войско во главе с Сирком отдали все полученные средства местным детям-сиротам. Но эта версия достаточно сомнительна, поскольку запорожцы – братство профессиональных воинов, ни единого разу не дали повода заподозрить себя в излишней сентиментальности. Иван Дмитриевич Сирко пользовался большим уважением в народе за активную постоянную борьбу с экспансией Оттоманской Порты и Крымского ханства на украинской земле. В 1675 г. турецкий султан Магомет IV решил окончательно урегулировать вопрос постоянной опасности со стороны «чубатого войска» – уничтожить Запорожскую Сечь. Для этого он отдал приказ своему вассалу крымскому хану, подкрепив его пятнадцатитысячным корпусом янычар. Янычары, которых набирали среди мальчиков из подвластных Порте христианских земель и насильно обращали в ислам, были элитным отборным войском. С ними могли конкурировать разве что немецкие наемники и, конечно, запорожцы. Добавив к султанским войскам 40 тысяч своих крымчаков, хан собрал достаточно сил для выполнения поставленного задания. Время для нападения было выбрано удачно – как раз на Рождественские праздники. «Воины Ислама» рассчитывали на присущую запорожцам безудержность в гулянии с употреблением «зелья». Считается, будто бы хан ошибся в том, что не взял в расчет количество казаков, которые съехались на Сечь со всех зимовок. Однако, вероятнее, он все-таки собирался ликвидировать одним ударом как можно больше сечевиков. К казацкой столице войска хана подобрались ночью, сняв часовых. Один из пленных охранников показал путь внутрь Сечи. Крымчаки тихонько пробрались за валы и заняли пространство между постройками. Запорожцы крепко спали, и, казалось бы, поражение было неизбежно. Но, по счастливой случайности, один из них проснулся. История даже сохранила его имя – Шевчик. Увидев за окном врага, Шевчик, вероятно, зарекся пить. Разбуженные им товарищи открыли пальбу из бойниц по нападающим, зажатым между стенами. Этому примеру последовали и в других куренях. Плотность была такой, что от одной пули погибали несколько воинов хана. Таким образом, загнав себя в ловушку, армия султана и кочевники потеряли большую часть личного состава. Кроме того, быстро сориентировавшись, Сирко организовал преследование остатков армии хана. Но и на этом славный кошевой не остановился. В следующем году 20 тысяч запорожцев ворвалось в Крым. Полуостров был пройден «огнем и мечом», столица ханства – Бахчисарай – пала. Сирко, который, по мнению исследователей, был неграмотным, прислал крымскому хану письмо. В нем атаман объяснял, что его нападение – это лишь ответ на «нерыцарское» ночное нападение на Сечь. Во время возвращения из удачного похода произошло событие, которое историки оценивают неоднозначно. Запорожцы захватили 13 тысяч пленных, из которых 7 тысяч были христианами. Из них 3 тысячи не захотели возвращаться на украинские земли, поскольку все их имущество и хозяйство остались в Крыму. Сирко приказал физически их уничтожить, чтоб они не «плодили врагов». При этом этот приказ выполнили молодые казаки, пройдя, таким образом, испытание кровью. Обращаясь к ним, кошевой взял на себя этот грех, убедив, что сам ответит перед Богом. В бурной жизни атамана был еще один случай ликвидации пленных (в 1963 г.), но он был связан с эпидемией чумы. На первый взгляд, эти события поражают современного человека своей жестокостью. Однако в то время они практически не выделялись из цепочки подобных поступков, продиктованных военной необходимостью. Интересно, что вражда Ивана Сирка с татарами не была бескомпромиссной. Когда у кочевников бушевала чума, он позволил им пользоваться незараженными запорожскими землями. Имея способности в военном деле, Сирко, по подсчетам исследователей, выиграл 55 великих битв и множество вооруженных стычек. Фольклорные источники, несколько преувеличивая, свидетельствуют о том, что он ни разу не потерпел поражения от противника. На самом деле, практически каждый великий полководец хотя бы раз в жизни был побежден на поле сражения. Несколько поражений запорожский полководец потерпел от известного польского региментария С. Чернецкого. В одной из битв брату Ивана Сирка отрубили голову, надели ее на казацкие хоругви и отнесли Чернецкому. По данным польских исследователей, после одной несчастливой для Сирка стычки (1664 г.), атаман был вынужден оставить коня и пешком бежать через болота: «руками и ногами, как какое-то животное, по кочкам он полз». Среди запорожцев Иван Дмитриевич Сирко был невероятно популярен. Настолько, насколько это возможно у склонных к резким и противоречивым поступкам «чубатых рыцарей». Не зря Сирка неоднократно выбирали кошевым (однажды восемь лет подряд). Эта должность была не только почетной, но и опасной. Как-то сами запорожцы, не смотря на харизматичность Сирка, едва не убили его. Этот случай произошел, когда он принял булаву от гетмана П. Дорошенка. В тот момент казаки подумали, что Сирко хочет стать гетманом без их согласия, и ему пришлось приложить много усилий, чтобы избежать расправы. Известно обращение запорожского лидера к московскому царю с просьбой поселиться на территории Слободской Украины по причине того, что «боица черкас и с ними в шатости быть не хочет». Какое-то время Иван Сирко занимал должность полковника Кальницкого после не менее известного казацкого лидера И. Богуна. Будучи полковником в г. Змееве (Слободская Украина) в 1668 г., Сирко, присоединившись к П. Дорошенко, поддержал восстание против царя и предпринял неудачную попытку захватить Харьков. На протяжении своей бурной жизни атаман так и не получил гетманскую булаву, хотя у него такая возможность была. В 1672 г. потерял гетманство Демьян Многогрешный и кошевому подвернулся случай быть выбранным на эту должность. Но Москва не хотела отчаянного гетмана с изменчивой удачей. Его схватили сами же казаки (как это часто происходило в период казачества) и он был отправлен в Сибирь (в Тобольск). Новое наступление на православные земли турецкого султана заставило московское правительство (по просьбе польского короля и запорожцев) вернуть славного кошевого из ссылки, но только после присяги королю. Случай свел И. Сирка и И. Мазепу, который на тот момент служил ротмистром у П. Дорошенка. Направляясь с пленными казаками и письмами от гетмана к крымскому хану, И. Мазепа был захвачен запорожцами. На сечевом совете низовики решили его казнить, и только благодаря вмешательству Сирка Мазепа остался на исторической арене и сыграл на ней одну из выдающихся ролей. Иван Дмитриевич Сирко умер в 1680 г. и был похоронен близ Сечи. Запорожцы насыпали большую насыпь над могилой и поставили крест. Эта могила была разрушена царскими войсками во время захвата Чертомлинской Сечи. Сейчас место захоронения атамана находится по дороге в с. Капуловка (Никопольский район). Согласно преданиям, в могилу кошевого положили деньги и дорогое оружие. Эти данные не подтвердились. Во время перезахоронения в гробу Ивана Сирка обнаружили фрагменты меховой опушки собольей шапки на кожаной основе; возле левого плечевого сустава – плетеные шнурки из толстых шелковых ниток, которые по форме напоминают кисть темно-коричневого цвета. Атаман до пояса был укрыт шелковой тканью красно-коричневого цвета. Вероятно, что место захоронения было разграблено. Этим объясняется отсутствие обуви, оружия и нательного крестика. Согласно народным сказаниям, И. Сирко принадлежал к особому сообществу воинов. Это так называемые характерники (химородники), то есть казаки, которые владели сверхъестественными способностями. Считалось, что убить характерника можно только серебряной пулей, пуговицей с крестом или выстрелив в левый глаз. Такого же результата можно было достичь в том случае, если семь пуль одна за другой попадут в одно и то же место. Окончательно уничтожить характерника удавалось, лишь вбив осиновый кол в его грудь. В народном представлении химородника отождествляли с нечистой силой. Поэтому их, якобы, хоронили лицом вниз, разворачивая тело по оси «север-юг». Важной особенностью характерников, как своеобразной профессиональной группы среди казаков, была возможность продлить свою жизнь: все они, согласно легендам, жили как минимум 100 лет. Поговаривали, что кошевой атаман Сирко «трижды умирал в семьдесят лет, а всего ему 210 лет». Считалось, что после смерти своего «отца» запорожцы пят лет возили в гробу за собой его тело (или 7 лет правую руку). Это, якобы, приносило победу над врагом. Во время исследований захоронения ученые убедились, что правая рука Сирка была на месте, хотя и со следами переломов и повреждений, как и все тело славного атамана, который всю свою жизнь провел в вооруженных стычках. Срібло(январь/февраль 2008) Образ Ивана Дмитриевича Сирка является эталоном для создания общего портрета запорожца, воина-профессионала: храброго, талантливого стратега, безжалостного к врагам. Старик А. В.