Партнеры

Коллекционерам » Статьи » Они были первыми...

Посещений: 1470
Маленький пестрый прямоугольник из бумаги, на котором изображен чей-то портрет или герб какого-либо государства, что это? «Почтовая марка, конечно», — скажете вы. «И что в ней особенного?» — спросите. А ведь если немного углубиться, то марку можно рассмотреть не только как почтовый денежный знак, а еще и как свидетельницу многих значительных исторических событий. И не просто свидетельницу, но их непосредственную участницу.

Каждый уважающий себя филателист (собиратель почтовых марок) знает, какие марки были первыми, как они выглядели. Но не каждый знает какие исторические события предшествовали их появлению. Итак, начнем с самого начала!

Самая первая в мире

В 30 – 40-е годы XIX века Великобритания стала разрастаться как колониальная держава. Она стремилась подчинить себе многих: и Афганистан, и Персию, и Китай.

В эти неспокойные годы по улицам английской столицы степенно прохаживался джентльмен средних лет, одетый, как все деловые англичане, в темный фрак и пальто с цилиндром на голове. Постукивая толстой тростью по каменному тротуару, он часто заглядывал в почтовые офисы. Это был мистер Роуленд Хилл, уроженец Киддерминстера. Будучи сыном учителя, он сам небезуспешно практиковался в педагогике. В молодые годы Хилл интересовался астрономией и математикой. Энергия в нем била ключом, он искал применения своим силам и способностям. В результате тщетных творческих поисков Роуленд все же нашел главное дело своей жизни, им стала…. почта.

В почтовых конторах мистер Хилл, будучи уже английским королевским почтмейстером, подолгу следил за приемом и отправкой корреспонденции. Разные сцены приходилось ему наблюдать. Вот пришел простой человек отправлять письмо сыну, уехавшему в Австралию. С него потребовали два шиллинга. «Таких денег у меня нет», — ответил старик и ушел расстроенным. А однажды, сидя в пабе за кружкой эля, Роуленд Хилл наблюдал другую картину: служанка в доме напротив спорила с почтальоном, отказываясь взять письмо, за которое ей нечем было заплатить. Дело в том, что в то время в Англии отправку письма оплачивал отправитель, а доставку — получатель. Такой вот двойной тариф получался. Но простые англичане — народ предприимчивый — выкручивались как могли: бывало отправитель ставил для адресата на пустом конверте условные символы, обозначив таким образом все то, что хотел сообщить. Получатель в таком случае мог абсолютно спокойно отказаться от оплаты письма. Ведь, пока почтальон подсчитывал сумму оплаты (а она зависела от расстояния между адресантом и адресатом), получатель успевал узнать обо всем, что ему хотел сообщить отправитель.

— Какая же это национальная почта, если большинство населения не в состоянии пользоваться ею?! Нужна безотлагательная реформа, — думал Хилл. Энергично взявшись изучать этот вопрос, королевский почтмейстер в 1837 году опубликовал брошюру «Post office reform, its importance and practicability» («Почтовая реформа, ее значение и практическое применение»). В своей работе автор утверждал, что почта должна руководствоваться, прежде всего, интересами потребителей. Поэтому почтовые тарифы необходимо снизить.

Брошюра Роуленда Хилла создала невероятный шум. Во всех слоях английского общества только и говорили, что о смелом реформаторе и его идеях.

В конце концов Роуленду Хиллу все-таки удалось реформировать почтовую систему посредством использования специальных почтовых знаков, которые выражались в денежном эквиваленте. Этими знаками стали первые в мире почтовые марки — «Black Penny» («Черный пенни»). Впервые выпущены они были 6 мая 1840 года. А название свое получили от номинальной стоимости — один пенни. Королева Великобритании Виктория, зная, что именно ее портрет будет изображен на первых марках в мире, пожелала видеть себя на них молодой и привлекательной, потому за основу был взят силуэтный профиль королевы в 20-ти летнем возрасте. Уже тогда, во избежание подделок, использовали бумагу с водяными знаками «малая корона». А год спустя вокруг марок появилась так привычная нам сейчас насечка, которая облегчала отделение марки от листа. Гасились «Черный пенни» штемпелем в форме мальтийского креста. С началом обращения марок началась и новая эпоха — эпоха почты. Ведь практически моментально почтовые услуги стали доступными по всей Европе, а затем и по всему миру. Благодаря гениальной находке Роуленда Хилла, почта не просто реформировалась, она переродилась — стала значимой, а затем и неотъемлемой частью общечеловеческого общения.

Самая первая российская

Итак, перед вами небольшая прямоугольная марка без зубцов. В центре ее – голубой овал, на котором рельефно выделяются белый двуглавый орел (государственный герб Российской империи) и скрещенные почтовые рожки (водяные знаки почтовых марок, распространенные в некоторых странах Европы и Азии). Овал окружен цветной рамкой с надписями: «Почтовая марка» и «10 коп. за лотъ». Если посмотреть на марку в просвете, виден водяной знак в виде цифры «1».

Это — первая российская почтовая марка, выпущенная в конце 1857 года и начавшая курсировать по Европейской части России с 1 января 1858 года. А как же появилась на свет эта марка, и какие события предшествовали ее рождению?

…В приемной главнокомандующего над Почтовым департаментом генерала В. Ф. Адлерберга сидел чиновник того же департамента Алексей Прохорович Чаруковский. Он немного побаивался встречи с генералом, зная его холодность и высокомерие.

— Вас изволили звать, — прозвучал над Чаруковским голос адъютанта.

Алексей Прохорович быстро встал, одернул форменный сюртук и вошел в кабинет.

— Садитесь, господин Чаруковский, — произнес Адлерберг, указывая ему на стул у стены. — О предмете нашего разговора, — продолжил он, — надеюсь, догадываетесь?! Государь утвердил мою докладную записку о командировании Вас за границу. Вам надлежит изучить в Европейских странах почтовые правила. Следует узнать все, что представляет интерес для развития российского почтового дела. Например, о марках для писем, кои введены в Англии, Австрии, Швейцарии и некоторых немецких княжествах.

Итак, в 1851 году Чаруковский отправился за границу. Много нового и интересного увидел он в Англии, Германии, Франции, Бельгии, Швейцарии. Почтовые кареты на конной тяге решительно вытеснялись вагонами. В почтовых службах Европейских государств персонал был намного более квалифицированным, чем в России в те годы. Перевозка корреспонденции производилась в два раза быстрее, чем в отечестве. А самое главное — работа была поставлена качественно и предполагала собой обслуживание простых слоев населения.

В 1849 году Чаруковский посетил типографию в Мюнхене. Здесь 1 ноября того же года вышла первая в Германии почтовая марка, получившая впоследствии название «черная единица». В Лейпциге Алексей Прохорович познакомился с производством «саксонской тройки» - почтовой марки, которая со временем приобрела мировую известность.

С большим запасом впечатлений и сложившимися взглядами на применение марок вернулся Чаруковский в Санкт-Петербург в 1852 году.

— Вот чем богата Европа, ваше превосходительство, — при отчете Адлербергу сказал Алексей Прохорович. — Почти во всех государствах марки пущены в обращение. Они сделали почту доступной для каждого жителя страны. Поток писем непрерывно растет и вместе с ним растет доход казны. Не к лицу России отставать от Европы.

— Я понимаю Вас, мой дорогой, — ответил главнокомандующий, — но сейчас идет Крымская война и Государю совсем не до марок.

Аж до 1855 года не рассматривалось предложение Чаруковского о внедрении марок в почтовую систему Российской империи. Долгие раздумья государственных чиновников об обличии первой почтовой марки России привело еще к двухгодичной задержке. А свершилось это знаменательное событие, как было сказано выше, 1 января 1858 года.

Как и следовало ожидать, «лавры победителя» собирал совсем не главный инициатор почтовой реформы Алексей Прохорович Чаруковский, а главнокомандующий над Почтовым департаментом генерал Адлерберг. Пресса в то время даже не упомянула фамилии Чаруковского. Но подобная несправедливость обычна в огромном мире чиновничества и политики. Главное ведь результат — Россия получила почтовые марки, с которых и началась история государственных знаков почтовой оплаты.

Тематика же первых русских марок была довольно бедна, в основном на них печатался государственный герб, что в принципе, не удивительно, так как не допускались в то время к государственному аппарату люди с творческим мышлением и в роли художников выступали все больше чиновники и приближенные императора (в основном — военные). Но постепенно марки стали изменяться. Из непривлекательных одноцветных клочков бумаги они стали превращаться в художественные миниатюры, выполняемые на высоком полиграфическом уровне, которые отражали культурные, исторические и географические особенности великой страны.

Самая первая украинская

1 марта 2008 года исполнилось 16 лет со дня выхода в обращение первых почтовых марок независимой Украины. За этот период в нашем государстве выпущено свыше 800 сюжетов почтовых марок. К маркоиздательству и дизайну украинских марок привлекались многие талантливые художники и деятели графического искусства. Конечно, нельзя сказать, что украинской почтовой марке, как таковой, всего 16 лет. История ее началась много раньше, еще во времена существования Украинской Народной Республики во главе с Михаилом Грушевским. Выпущены первые украинские почтовые марки были в 1918 году и были не просто почтовыми знаками, а некоторое время выполняли функцию денежных знаков. Это значит, что владелец почтовых марок на Украине мог купить за них тот или иной товар. Но длилась такая система платежа не долго. Это было тяжелое время становления украинской государственности и первого прихода гривны как национальной украинской валюты.




 

Самая редкая в мире марка

Королевой редкостей у филателистов считается марка Британской Гвианы (бывшая британская колония, ныне государство Гайана). Марка так и называлась «Брита?нская Гвиа?на», или «Брита?нская Ро?зовая Гвиа?на». Этот почтовый знак — уникален. Существует единственный в мире экземпляр и последняя стоимость его составляла 935 тыс. дол. США. История этой марки одновременно и простая и сложная. В 1856 году в тогда еще английской колонии Гвиане исчерпался запас марок, которые доставлялись туда из метрополии. Британский корабль должен был прийти нескоро, и местная власть решила собственными силами организовать небольшой выпуск марок. Так и поступили. На карминовой бумаге была отпечатана партия марок достоинством в четыре цента с изображением трехмачтового парусника. Но среди выпущенных экземпляров была найдена одна марка одноцентовая. Откуда она возникла, никто не может объяснить. Можно лишь догадываться. Но факт остается фактом: она существует и по сей день.

Погашенная жирной чернильной печатью, эта марка длительное время пролежала в фамильных бумагах одного из жителей Джорджтауна. «Британскую Гвиану» обнаружил в 1873 году 12-летний шотландский школьник Вернон Воган в гайанском городке Демерара среди писем своего дяди на чердаке дома. При обнаружении конверт с маркой в один цент представлял собой неполноценный экземпляр. Почтовый чиновник неаккуратно вырезал ее ножницами, срезав уголки. В результате марка из четырехугольной превратилась в восьмиугольную. И вдобавок она была сильно загрязнена. Но, не смотря на не очень впечатляющий вид марки, Вернон Воган все же отмыл ее с конверта и поместил в свою коллекцию. Спустя некоторое время юноша решил продать некоторые из своих марок, в том числе и одноцентовую «Британскую Гвиану». Тем более, что она ему совсем не нравилась из-за невзрачной внешности. Новый же собственник марки продал ее через пять лет вместе со всей своей коллекцией ливерпульскому торговцу за 150 фунтов стерлингов. Так, «Брита?нская Гвиа?на» начала свое долгое странствие из коллекции в коллекцию и в конечном итоге она попала в знаменитую коллекцию Филиппо фон Феррари в 1880 году. Знаменитый филателист приобрел этот раритет всего за 750 долларов США. Нынешний собственник одноцентовой «Гвианы» Джон Э. Дюпон купил её за 935 тысяч долларов в 1980 году, и с тех пор считается, что марка хранится в бронированном банковском сейфе, пока её владелец отбывает 30-летний срок за убийство. Те же, кто видел ее, свидетельствуют, что ничего особого в одноцентовой «Гвиане» нет — небольшой, старый и потертый по краям клочок бумаги. Но без сомнения можно сказать только одно — этот клочок с необыкновенной судьбой и увлекательной историей на данном этапе свои приключения не завершит и непременно будет иметь свое продолжение.

Срібло (Март 2008)