Партнеры

Коллекционерам » Статьи » В обращение не поступили

Посещений: 1314

Время от времени филателистическое бытие потрясают случаи, когда подготовленные к изданию и уже отпечатанные почтовые марки в силу каких-то причин или обстоятельств, или из-за обнаруженных ошибок не допускаются к использованию, а … уничтожаются. Но кто же не знает, насколько сладок запретный плод?! Вот и марки, официально переведенные в «изгои», сразу же становятся предметом страстных коллекционных устремлений. Официальное табу лишь разжигает страсть, а чудом сохранившиеся (всегда, несмотря на документальное подтверждение факта полного уничтожения тех или иных марок, попавших в немилость, какое-то количество их выживает) моментально превращаются из «золушек» в «принцесс», за обладание которыми необходимо заплатить немалые деньги. Да, таков естественный финал всемирной филателистической действительности всех времен и народов.

Оживим историю рассмотрением нескольких примеров и обогатим свои знания, а также сориентируемся в ценовой политике относительно некоторых конфузных случаев.

…Апрель 1942 года. Почтовое ведомство оккупированной Франции полуторамиллионным тиражом выпустило в обращение пурпурно-фиолетовую марку с изображением эскадрильи легких бомбардировщиков «Potez 63». Дополнительно к номиналу марки (1,5 франц. фр.) с покупателей взимались еще 3,5 франка в пользу пострадавших от воздушных налетов. Вдумчивый филателист наверняка задумается: почему в разгар войны на марках изобразили именно эти самолеты. Во-первых, потому, что они были детищем французских авиаконструкторов и к началу войны находились на вооружении еще нескольких государств (Греции, Румынии, Финляндии). Во-вторых, «потэзы» хорошо зарекомендовали себя как военные самолеты, а в-третьих, к моменту выпуска марки эти машины уже практически не воевали, даже в качестве разведчиков. То есть имидж «потэзов» наилучшим образом подходил для реализации гуманного замысла: с помощью почтовых марок для оплаты авиакорреспонденции собрать средства для пострадавших. Но все это, так сказать, преамбула… После войны, испытывая естественные затруднения с изданием почтовых марок для своих заморских владений (в т.ч. для Алжира), французы в 1945 году на базе старых печатных форм изготовляли «новые» марки, отличавшиеся от прежних лишь цветом и… проставляли на них надпечатки. Так вот, марку с «потэзами» отпечатали в серо-голубом цвете и делали на ней надпечатку маленькой буквы «а» (Algerie) и аббревиатуры «RF» («Republique Francaise» – акцент на принадлежность марки к IV Республике в противовес тому, что во время оккупации марки издавались как знаки почтовой оплаты Государства Франция). Но надо же «беде» случиться: один лист марок (25 шт.) остался без надпечаток! Теперь эти чистые миниатюры серо-голубого цвета оцениваются в 9 тыс. евро каждая.

… Сентябрь 1944 года. Город и порт Котор (Черногория), с апреля 1941-го оккупированный итальянскими фашистами, занимают немцы и возвращают региону – Которской бухте – старинное название: Бока Которска. Немецкое военное командование разрешает создать (естественно, под своим надзором) почту. И появляются марки с надпечаткой «Boka Kotorska» вместо предыдущей, унизительной «Deutsche Militar Verwaltung Kotor» («немецкая военная администрация Котора»). Дальше – больше. К выпуску в обращение подготовили серию из шести марок и отпечатали их в Вене. На крупноформатных миниатюрах – милые сердцу черногорцев мотивы: карта Которской бухты, Собор св. Трипуна, этнографические типажи в национальной одежде.

Однако поступить в обращение эти марки не успели. Пока марки доставлялись из Вены, Черногория была освобождена Народно-освободительной армией Югославии. Почтовиков–черногорцев обвинили в пособничестве нацистам, а марки уничтожили. Сохранившиеся (скорее всего вывезенные) комплекты марок ныне оценены в 15 тыс. евро каждый.

Теперь познакомимся со случаями, когда из-за обстоятельств марки теряли актуальность.

Так было с почтовой маркой Французских Южных и Антарктических территорий. Крупноформатная миниатюра с изображением сверхзвукового пассажирского самолета «Конкорд» («Согласие») замышлялась как реляция о первом полете уникального воздушного лайнера. На марке так и обозначили: «Конкорд / первый полет 1968». Но так случилось, что первый опытный самолет французской постройки «Конкорд 001» свой первый полет совершил 2 марта 1969 года, уступив пальму первенства советскому «ТУ - 144», который дебютировал в небе 31 декабря 1968 года… Теперь экземпляры «ненужной» марки оцениваются в 8 тыс. евро.

Случались промахи и у почты СССР. Дважды (в 1958 и 1959 годах) советские марки отвергались по политическим мотивам. И вновь оживает история.

В период борьбы за социалистическую индустриализацию страны, в 1929г., пролетарии Луганского паровозостроительного завода выступили с инициативой и призывом: «Пятилетку – в четыре года!» Естественно, об этом вспомнили при подготовке серии марок (1958г.). К 25-летию первенцев тяжелой индустрии и вместе с марками, посвященными Уралмашу, Челябинскому тракторному, Запорожстали, сделали миниатюру в честь Ворошиловградского тепловозостроительного завода. Здесь нелишне вспомнить, что в 1933 году это был город Луганск и там, на базе паровозостроительного (где в 1903 году слесарничал Клим Ворошилов), начали создавать промышленный гигант. К тому же в 1956 году там был построен первый отечественный тепловоз. То есть марка была архиактуальной. Когда миниатюра была уже готова, вдруг грянул гром: в немилость попал Ворошилов. Городу возвратили его историческое название, а марку подвергли остракизму, но не уничтожили. Марочные листы «Ворошиловграда» (так в повседневном общении филателисты называют эти марки) хранятся в Гохране по сей день. Тем не менее перманентно эти марки появляются в продаже на аукционах и у частных лиц. И сравнительно недорого: 1000 – 1200 долл. за штуку.

Такая же судьба постигла почтовую марку, выпущенную в 1959 году по случаю 250-летия Полтавской битвы. Подготовленная как победная реляция, с удачным сюжетом (парад войск Петра I) эта марка не была пущена в почтовый оборот, т. к. в канун визита Н.С. Хрущева в Швецию могла навредить. Вот и убрали с глаз ее. Но опять-таки не уничтожили, а заключили в Гохран. И «Полтава» периодически продается, но котируется в десять раз дороже «Ворошиловграда».

В рамках одной статьи нет возможности рассказать обо всех казусах, случавшихся с почтовыми марками во многих странах мира. Если же эта тема заинтересует читателей, то разговор о таких марках будет продолжен на страницах нашей газеты: о том, как политическое «перетягивание каната» на фоне Олимпийских игр 1980 и 1984 годах лишило мир целого вида интересных знаков почтовой оплаты, и о том, как нерадивые почтовики США оскандалились с почтовой маркой знаменитого ковбоя, изобразив вместо него его брата, и о том, как австралийцы перепутали сына с отцом. А связисты Чехословакии вместо именитого ученого дали на марке его идейного оппонента…

И в наше время не прерывается цепочка неугодных марок. Взять хотя бы одну из последних «осечек» – благотворительную марку, посвященную знаменитой кинодиве Одри Хепберн. В 2001 году почта ФРГ подготовила и отпечатала эту марку, да вот незадача: пикантный портрет актрисы (марку-то делали с фотографии!) не понравился ее сыну, и в конце концов по распоряжению Германской почты тираж был уничтожен. Однако по одному полному листу марок получили Архив федеральной почты и Архив филателии при Музее почты и телекоммуникаций. Но откуда-то появились еще четыре экземпляра этой марки … лучший из них – на вырезке (причем угловая марка с полями), обработанный календарным штемпелем города Кляйнмахнова 11. 02. 2004г. Этот филателистический раритет в 2005 году был приобретен за 135 тыс. евро! Информация об этой сенсационной покупке не сходит со страниц филателистической прессы вот уже три года подряд…

 Срібло (июль 2008)