Партнеры

Коллекционерам » Статьи » Бриллиантовые россыпи

Посещений: 2824

Не откровение, что монеты – ценнейший источник знаний по истории, идеологии, религии и культуре. Монеты – отражение уровня художественного ремесла эпох народов, а надписи на них давно питают палеографию – науку о физико – географических условиях давно минувших времен.

 

В рамках сегодняшнего разбора речь пойдет о монетах, прикосновение к которым может подарить ощущение сопричастности к событиям в России ныне уже далекого XVIII в. Но вначале о термине - самом слове «монета». Оно восходит к древним римлянам, которые однажды присвоили эпитет «монета» жене Юпитера – Юноне. И надо же было случиться, чтобы в ІІІ в. до н.э. при одном из храмов Юноны (в Риме) работал монетный двор. Вот и назвали храм «Юнона Монета». И пошло… Теперь, спустя два с лишним тысячелетия, об Юноне многие позабыли, а вот о монетах… Так обратимся к ним и мы; начнем с поры Петровской.

 

Великий реформатор и в монетном деле преуспел, да так, что на столетия во многом предопределил монетарную политику государства. Возьмем полушки – мелкие разменные русские монеты, которые с XVв. чеканились из серебра. Походя напомню, что полушка равнялась ? московской или ? новгородской деньги. С 1534 г. она стала самой мелкой монетой Московского государства и равнялась ? копейки (содержала 0,17 гр серебра). Так вот, с 1700 г. полушки чеканились из меди с обязательной надписью на обороте монеты – «полушка». Молодому царю в ту пору было 28 лет.

 

 

 

 

 

Полушки первых лет медной чеканки довольно редки. На илл. воспроизведена полушка 1703 г. Ее коллекционная стоимость – за 350 евро. Всмотритесь в увеличенное изображение монеты. На аверсе (лицевой стороне) – двуглавый орел того времени и текст по кругу : «Царь Петр Алексеевич» ( здесь и далее надписи на монетах трансформированы со старорусского на современный лад В.Д.). На реверсе (обратной стороне) видим надпись в три строки: по / лушка / год. Кстати о годе. Он «начертан» кириллицей. Об этом несколько ниже, а сейчас обратим внимание, что и здесь есть надпись по кругу: «САМОДЕРЖЕЦ ВСЕЯ РУССИ».

 

Интересным по чеканке полушек выдался 1711 год, который в первую очередь ознаменовался решительными реформами государственного аппарата (место Боярской думы занял Сенат, контрольные функции были возложены на «фискалов»…) и новым дизайном полушек. Появились арабские цифры в обозначении года и более скромное представление царя: лишь три буквы – ВГП (Великий государь Петр).И номинал монеты подан по иному: «полу / шка».

 

Любопытно, что и в 1711 год, и в последующие годы полушки чеканились в двух исполнениях – с обозначением года по-старому, т.е. кириллицей, и с обозначением года арабскими цифрами. И что еще интересно, к концу второго десятилетия XVIII в. полушки обрели новый дизайн, отражавший саму скромность самодержца: на аверсе какой-то «общипанный» орел (и только он), на реверсе – крупновыписанный номинал и год. Причем более высоко – в два раза – у коллекционеров котируются полушки с обозначением года кириллицей, чем арабскими цифрами ( для примера иллюстрируются полушки 1719 и 1720 годов ).

 

Деньгу переводить с серебра на медь Петр начал постепенно. Слишком сильны были традиции. В течение XIV – XVII в.в. деньга ( слово тюркского происхождения ) чеканилась только серебряной. Из гривны серебра чеканили 200 деньг, которые равнялись одному московскому рублю, т.е. деньга соответствовала половине копейки.

 

Теперь познакомимся с некоторыми вариантами деньги из монет ранней чеканки – 1701, 1704 и 1706 г.г. Все они медные, с обозначением года кириллицей, но разнящиеся интерпретацией государственного орла и надписями. На аверсе монеты 1701 г. видим двуглавого «коронованного» орла под общей короной и текст по кругу: ”Царь и великий князь Петр Алексеевич”. На реверсе – «де / нга / год и надпись: «Самодержец всея России».

 

На аверсе монеты 1704 г. - орел с большими коронами и величенной общей, объединяющей. Текст иной: «Царь Петр Алексеевич». На реверсе то же обозначение номинала и года ( то же в принципе, о деталях и шрифте не говорим ), а вот «звание»… Вместо самодержавного монарха: «повелитель всея России».

 

Монета 1706 г. сродни монете 1701 г., т.е. те же черты и надписи, но ее котировка в полтора раза выше, нежели двух предыдущих, ибо встречается она реже.

 

 

 

 

 

Описанные монеты в общем–то недороги (в пределах 100 – 150 евро за штуку). Но они ценны с точки зрения культурологии, грамматики и орфографии. В этом плане весьма любопытна цифирь кириллицей. Взгляните на увеличенные изображения и вникните в дешифровку. Буква «а» с предваряющим ее знаком в виде дважды «перечеркнутой» линии обозначает «1000»; просто буква «а» - это единица, буква «і» - 10, буква «В» - двойка… Примечательно, что порядок нанесения двузначных чисел для нас необычен: мы пишем, например, «12» и, казалось бы, по нашей современной логике, должно быть «ів», но в XVIII в. было принято вначале обозначать единицы, а потом десятки. Поэтому «Аі», «Ві». И еще одно, чтобы различать (вернее отличать) буквы от цифр, наши предки над буквами, которые должны быть цифрами, проставляли сверху значки.

 

Например: “а” – это буква “а”, но “а” под “крышей” – это уже единица. При написании целых чисел, чтобы не повторяться с проставлением значков под каждой буквой, ставили одну большую “крышу”. Например, если так – ак, то было понятно, что это “1720”.

 

Но продолжим о монетах петровского времени и поговорим о копейках и пятаках. Копейка – сотая часть рубля – чеканилась из серебра с середины 30-х годов XVI в. А Петр в 1704 г. ввел в обращение и медную копейку: рачительным, все-таки, был государь. Через 14 лет копейки и вовсе перестали чеканить из серебра.

 

Аверс копейки отличался от аверсов более мелких монет прежде всего иной «картинкой»: вместо двуглавого орла здесь изображался Георгий Победоносец, который, по легенде, победил дракона (конец ІІІ в.). Миг, когда всадник-герой копьем поражает чудище, стал хрестоматийным сюжетом, переносимым на многие атрибуты княжеской власти. Не удивительно, что этот эпизод нашел отражение и на монетах. Правда, без показа дракона (христианская этика того времени не позволяла изображать какую-либо чертовщину), но и без него «мизансцена» понятна.

 

Надпись на аверсе, в зависимости от времени чеканки, повторяет уже известные нам реляции о государе: «Царь и Великий князь Петр Алексеевич», а впоследствии - только царь (без князя).

 

 

 

 

 

Реверс копейки традиционен: номинал («копейка» и год кириллицей), а также надписи: от «Всея России самодержец» до «Всея России повелитель». Любопытно, что к середине 20-х годов XVIII в. дизайн и копейки, и пятака коренным образом изменился. С утвердившимися обозначениями года арабскими цифрами с аверса и реверса монет исчезли какие-либо надписи о Петре, а на реверсе обозначения номинала и года упростились и стали доступнее для восприятия. К слову, «обновленная» копейка 1724 г. сегодня оценивается где-то под 500 евро…

 

Пятак чеканки 1725г. аверсом напоминает…щит; на реверсе монеты – перекрестная информация: год чеканки пересекает номинал. Такие пятаки прижились и чеканились в России и при Екатерине І и при Петре ІІ и при Анне…

 

После смерти Петра І, не назначившего приемника власти, на престол военными была возведена его вторая жена – Екатерина (до принятия православия – Марта Скавронская). Сама Екатерина делами государственными не занималась, а передала управление страной Верховному тайному совету. Однако в российской нумизматике след оставила выпуском оригинального гроша (медной монеты, приравненной к двум копейкам). Гроши в России чеканились с 1654 г., но вот тот, что вышел под короной Екатерины І, стал сладкой мечтой нумизматов. Даже новодел этой монеты сегодня котируется под шесть-семь сотен евро.

 

Запомнилось императорство Екатерины І и выпуском довольно необычного пятака (1726 г.), напоминающего скорее плакету, чем монету. Увесистый квадрат (53,5 гр.) оформлен только с лицевой стороны и явно не удобен для повседневного денежного обращения. Тем не менее он любопытен тем, что был изготовлен в Екатеринбурге в годовщину возведения на престол императрицы, в честь которой еще при Петре І и был назван город (правда, тогда это были только металлургический завод и крепость при нем). Так вот, этот пятак ныне можно считать первенцем памятного монетного производства в России.

 

За несколько дней до смерти Екатерина І отписала престол внуку Петра І – двенадцатилетнему Петру ІІ (сыну царевича Алексея Петровича и принцессы Софьи Шарлотты Бланкенбургской). Но что мог отрок? Вначале он находился под влиянием А.Д. Меньшикова, но потом его перетянули на свою сторону бояре, и он объявил себя противником преобразований деда... В 1730 г., не достигнув и 15-летнего возраста, контрреформатор умер. Но, как бы то ни было, монеты чеканились и при Петре ІІ.

 

Особенно ценятся копейки 1728 и 1729 г.г. Они оцениваются соответственно в 200 и … 1000 евро.

 

 

 

Примечательными особенностями этих однокопеечных монет являются простановка на аверсах места чеканки – «Москва», а также использование на реверсах перекрестной информации, которая некогда была присуща только пятакам. К тому же, вслед за екатерининским грошем (1727 г.) на описываемых копейках дано изображение поверженного дракона.

 

Со смертью Петра ІІ прервалась мужская линия Романовых. И Верховный тайный совет, решив ограничить самодержавие в пользу аристократии, пригласил на престол Анну Ивановну – племянницу Петра І. Причем «верховники» пригласили ее на условиях, которые ограничивали ее власть. Но опираясь на дворянство, Анна Ивановна очень скоро отказалась от ранее подписанного и… упразднила Верховный тайный совет. Однако править не могла, да и не хотела. Спустя десятилетие, малообразованная и ленивая императрица умерла. И не удивительно, что чеканка монет в этот период ничем примечательным не ознаменовалась. С аверсов монет исчез Георгий Победоносец, уступив место «петровским орлам». Реверсы полушек и деньг были модернизированы украшениями из орнаментальных узоров, а пятаки копировали ранее выпускавшиеся.

 

С точки зрения редкости заслуживает упоминания пятикопеечная монета 1730 г. В целом ничем не примечательная, она из-за того, что редко встречается на рынке, подскочила в цене до 450 – 500 евро.

 

При Анне Ивановне было положено начало перечеканке изношенных ранее выпускавшихся монет. Так однокопеечные 1728 г. перечеканивались в полушки (1731-34 г.г.). «Омолаживались» и однокопеечные монеты «времен Петра»: их превращали в деньги (1730 г.). Естественно, что новый «наряд» истершихся монет по своему «фасону» соответствовал моде, т.е. дизайну новочеканившихся…

 

Год с небольшим (с октября 1740 по ноябрь 1741 г.) у власти в России номинально пребывал младенец Иван VI Антонович – сын племянницы императрицы Анны Ивановны, пока не был свергнут Елизаветой – дочерью Петра І и Екатерины І. Эта монаршья дочь правила два десятилетия, соединяя «…новые европейские веяния…» с «… благочестивой отечественной стариной» (В.О. Ключевский). Такая двойственность не могла не повлиять на чеканку монет.

 

Знатокам известно, что полушки и деньги времен Елизаветы были такими же, как и в прежние времена. Вместе с тем, к концу 1750-х появились полушки нового поколения. Их аверсы украшены вензелем императрицы под короной, а на реверсах – все тот же Георгий Победоносец, поражающий дракона, но интерпретированный более устрашающим, ниже – прописью номинал. Такой же дизайн был свойственен и однокопеечным монетам.

 

Пятаки Елизаветы стали более крупными и увесистыми монетами. На их реверсах более колоритно выглядит имперский двуглавый орел, под которым на ленте прописан номинал.

 

Небезынтересно, что в 1755 г. Елизавета решила реализовать отцовский пятак, копейку и пять копеек Анны Ивановны, но при этом сделать их в стиле Барокко – главенствующем стиле в европейском искусстве, которое развилось в России как раз к середине XVIII в. Более того эти монеты стали носителями нового, более актуального стандарта меди (8 руб. за фунт) и…нового номинала – 1 коп.

 

Новую жизнь вдохнула Елизавета и в пятаки времен Петра ІІ (превратив их в однокопеечные монеты) и в пятаки Екатерины І.

 

В 1757-59 г.г. в обиход вошли двухкопеечные монеты (как совсем новые, так и перечеканенные подизношенные копейки и пятаки). Все обрели и «статус» двухкопеечных монет. Видать, по наследству передалась экономность отца…

 

 

 

 

 

Краткосрочный император Петр ІІІ еще в 14-летнем возрасте был объявлен Елизаветой Петровной (1742 г.) наследником престола. Воля императрицы была исполнена. Но одно дело воспользоваться благословением тетки на власть, другое – уметь, быть способным властвовать на благо державы.

 

Не ожидал поклонник Фридриха ІІ, малосведущий в государственных делах, охочий до придворных развлечений Петр ІІІ, что вскорости с престола его столкнет жена – некогда принцесса Софья Фредерика Анхельм – Цербстская (будущая императрица Екатерина ІІ). А та, волевая, способная и трудолюбивая, за 17 лет совместной жизни приобрела обширные познания, авторитет, симпатии родовитого дворянства, поддержку гвардейских полков. Вот и случилось…

 

Но нумизматы – не политики. Им монеты подавай… А в этом плане «эра» Петра ІІІ для них довольно интересна. Примечательной особенностью монет чеканки 1762 г. является появление на них новых элементов дизайна – пятиконечных звезд на аверсах и бравурной пластической композиции во славу русского оружия – на реверсах. В этом отношении наиболее эффективно выглядит десятикопеечная медная монета, которая позволяет в деталях рассмотреть новации. На ее аверсе видим традиционного двуглавого орла под имперской короной в окружении десяти пятиконечных звезд (читатель уже, наверное, обратил внимание, что количество звезд на монетах соответствует их номиналу...). На реверсе – номинал монеты (цифрами и прописью), а также композиция (холодное оружие, знамена, труба и барабан, ствол пушки). Удивительно, что котировка такой монеты на современном рынке относительно невелика: всего-то 200 евро.

 

Следует заметить, что в 1762 г. была продолжена практика перечеканки износившихся монет прошлых лет. В частности, двухкопеечные елизаветинские обновлялись новым дизайном и новым номиналом, который составил уже 4 копейки.

 

Не откровение, что монеты – ценнейший источник знаний по истории, идеологии, религии и культуре. Монеты – отражение уровня художественного ремесла эпох народов, а надписи на них давно питают палеографию – науку о физико – географических условиях давно минувших времен.

В рамках сегодняшнего разбора речь пойдет о монетах, прикосновение к которым может подарить ощущение сопричастности к событиям в России ныне уже далекого XVIII в. Но вначале о термине - самом слове «монета». Оно восходит к древним римлянам, которые однажды присвоили эпитет «монета» жене Юпитера – Юноне. И надо же было случиться, чтобы в ІІІ в. до н.э. при одном из храмов Юноны (в Риме) работал монетный двор. Вот и назвали храм «Юнона Монета». И пошло… Теперь, спустя два с лишним тысячелетия, об Юноне многие позабыли, а вот о монетах… Так обратимся к ним и мы; начнем с поры Петровской.

Великий реформатор и в монетном деле преуспел, да так, что на столетия во многом предопределил монетарную политику государства. Возьмем полушки – мелкие разменные русские монеты, которые с XVв. чеканились из серебра. Походя напомню, что полушка равнялась ? московской или ? новгородской деньги. С 1534 г. она стала самой мелкой монетой Московского государства и равнялась ? копейки (содержала 0,17 гр серебра). Так вот, с 1700 г. полушки чеканились из меди с обязательной надписью на обороте монеты – «полушка». Молодому царю в ту пору было 28 лет.

 

 

Полушки первых лет медной чеканки довольно редки. На илл. воспроизведена полушка 1703 г. Ее коллекционная стоимость – за 350 евро. Всмотритесь в увеличенное изображение монеты. На аверсе (лицевой стороне) – двуглавый орел того времени и текст по кругу : «Царь Петр Алексеевич» ( здесь и далее надписи на монетах трансформированы со старорусского на современный лад В.Д.). На реверсе (обратной стороне) видим надпись в три строки: по / лушка / год. Кстати о годе. Он «начертан» кириллицей. Об этом несколько ниже, а сейчас обратим внимание, что и здесь есть надпись по кругу: «САМОДЕРЖЕЦ ВСЕЯ РУССИ».

Интересным по чеканке полушек выдался 1711 год, который в первую очередь ознаменовался решительными реформами государственного аппарата (место Боярской думы занял Сенат, контрольные функции были возложены на «фискалов»…) и новым дизайном полушек. Появились арабские цифры в обозначении года и более скромное представление царя: лишь три буквы – ВГП (Великий государь Петр).И номинал монеты подан по иному: «полу / шка».

Любопытно, что и в 1711 год, и в последующие годы полушки чеканились в двух исполнениях – с обозначением года по-старому, т.е. кириллицей, и с обозначением года арабскими цифрами. И что еще интересно, к концу второго десятилетия XVIII в. полушки обрели новый дизайн, отражавший саму скромность самодержца: на аверсе какой-то «общипанный» орел (и только он), на реверсе – крупновыписанный номинал и год. Причем более высоко – в два раза – у коллекционеров котируются полушки с обозначением года кириллицей, чем арабскими цифрами ( для примера иллюстрируются полушки 1719 и 1720 годов ).

Деньгу переводить с серебра на медь Петр начал постепенно. Слишком сильны были традиции. В течение XIV – XVII в.в. деньга ( слово тюркского происхождения ) чеканилась только серебряной. Из гривны серебра чеканили 200 деньг, которые равнялись одному московскому рублю, т.е. деньга соответствовала половине копейки.

Теперь познакомимся с некоторыми вариантами деньги из монет ранней чеканки – 1701, 1704 и 1706 г.г. Все они медные, с обозначением года кириллицей, но разнящиеся интерпретацией государственного орла и надписями. На аверсе монеты 1701 г. видим двуглавого «коронованного» орла под общей короной и текст по кругу: ”Царь и великий князь Петр Алексеевич”. На реверсе – «де / нга / год и надпись: «Самодержец всея России».

На аверсе монеты 1704 г. - орел с большими коронами и величенной общей, объединяющей. Текст иной: «Царь Петр Алексеевич». На реверсе то же обозначение номинала и года ( то же в принципе, о деталях и шрифте не говорим ), а вот «звание»… Вместо самодержавного монарха: «повелитель всея России».

Монета 1706 г. сродни монете 1701 г., т.е. те же черты и надписи, но ее котировка в полтора раза выше, нежели двух предыдущих, ибо встречается она реже.

 

 

Описанные монеты в общем–то недороги (в пределах 100 – 150 евро за штуку). Но они ценны с точки зрения культурологии, грамматики и орфографии. В этом плане весьма любопытна цифирь кириллицей. Взгляните на увеличенные изображения и вникните в дешифровку. Буква «а» с предваряющим ее знаком в виде дважды «перечеркнутой» линии обозначает «1000»; просто буква «а» - это единица, буква «і» - 10, буква «В» - двойка… Примечательно, что порядок нанесения двузначных чисел для нас необычен: мы пишем, например, «12» и, казалось бы, по нашей современной логике, должно быть «ів», но в XVIII в. было принято вначале обозначать единицы, а потом десятки. Поэтому «Аі», «Ві». И еще одно, чтобы различать (вернее отличать) буквы от цифр, наши предки над буквами, которые должны быть цифрами, проставляли сверху значки.

Например: “а” – это буква “а”, но “а” под “крышей” – это уже единица. При написании целых чисел, чтобы не повторяться с проставлением значков под каждой буквой, ставили одну большую “крышу”. Например, если так – ак, то было понятно, что это “1720”.

Но продолжим о монетах петровского времени и поговорим о копейках и пятаках. Копейка – сотая часть рубля – чеканилась из серебра с середины 30-х годов XVI в. А Петр в 1704 г. ввел в обращение и медную копейку: рачительным, все-таки, был государь. Через 14 лет копейки и вовсе перестали чеканить из серебра.

Аверс копейки отличался от аверсов более мелких монет прежде всего иной «картинкой»: вместо двуглавого орла здесь изображался Георгий Победоносец, который, по легенде, победил дракона (конец ІІІ в.). Миг, когда всадник-герой копьем поражает чудище, стал хрестоматийным сюжетом, переносимым на многие атрибуты княжеской власти. Не удивительно, что этот эпизод нашел отражение и на монетах. Правда, без показа дракона (христианская этика того времени не позволяла изображать какую-либо чертовщину), но и без него «мизансцена» понятна.

Надпись на аверсе, в зависимости от времени чеканки, повторяет уже известные нам реляции о государе: «Царь и Великий князь Петр Алексеевич», а впоследствии - только царь (без князя).

 

 

Реверс копейки традиционен: номинал («копейка» и год кириллицей), а также надписи: от «Всея России самодержец» до «Всея России повелитель». Любопытно, что к середине 20-х годов XVIII в. дизайн и копейки, и пятака коренным образом изменился. С утвердившимися обозначениями года арабскими цифрами с аверса и реверса монет исчезли какие-либо надписи о Петре, а на реверсе обозначения номинала и года упростились и стали доступнее для восприятия. К слову, «обновленная» копейка 1724 г. сегодня оценивается где-то под 500 евро…

Пятак чеканки 1725г. аверсом напоминает…щит; на реверсе монеты – перекрестная информация: год чеканки пересекает номинал. Такие пятаки прижились и чеканились в России и при Екатерине І и при Петре ІІ и при Анне…

После смерти Петра І, не назначившего приемника власти, на престол военными была возведена его вторая жена – Екатерина (до принятия православия – Марта Скавронская). Сама Екатерина делами государственными не занималась, а передала управление страной Верховному тайному совету. Однако в российской нумизматике след оставила выпуском оригинального гроша (медной монеты, приравненной к двум копейкам). Гроши в России чеканились с 1654 г., но вот тот, что вышел под короной Екатерины І, стал сладкой мечтой нумизматов. Даже новодел этой монеты сегодня котируется под шесть-семь сотен евро.

Запомнилось императорство Екатерины І и выпуском довольно необычного пятака (1726 г.), напоминающего скорее плакету, чем монету. Увесистый квадрат (53,5 гр.) оформлен только с лицевой стороны и явно не удобен для повседневного денежного обращения. Тем не менее он любопытен тем, что был изготовлен в Екатеринбурге в годовщину возведения на престол императрицы, в честь которой еще при Петре І и был назван город (правда, тогда это были только металлургический завод и крепость при нем). Так вот, этот пятак ныне можно считать первенцем памятного монетного производства в России.

За несколько дней до смерти Екатерина І отписала престол внуку Петра І – двенадцатилетнему Петру ІІ (сыну царевича Алексея Петровича и принцессы Софьи Шарлотты Бланкенбургской). Но что мог отрок? Вначале он находился под влиянием А.Д. Меньшикова, но потом его перетянули на свою сторону бояре, и он объявил себя противником преобразований деда... В 1730 г., не достигнув и 15-летнего возраста, контрреформатор умер. Но, как бы то ни было, монеты чеканились и при Петре ІІ.

Особенно ценятся копейки 1728 и 1729 г.г. Они оцениваются соответственно в 200 и … 1000 евро.

 

Примечательными особенностями этих однокопеечных монет являются простановка на аверсах места чеканки – «Москва», а также использование на реверсах перекрестной информации, которая некогда была присуща только пятакам. К тому же, вслед за екатерининским грошем (1727 г.) на описываемых копейках дано изображение поверженного дракона.

Со смертью Петра ІІ прервалась мужская линия Романовых. И Верховный тайный совет, решив ограничить самодержавие в пользу аристократии, пригласил на престол Анну Ивановну – племянницу Петра І. Причем «верховники» пригласили ее на условиях, которые ограничивали ее власть. Но опираясь на дворянство, Анна Ивановна очень скоро отказалась от ранее подписанного и… упразднила Верховный тайный совет. Однако править не могла, да и не хотела. Спустя десятилетие, малообразованная и ленивая императрица умерла. И не удивительно, что чеканка монет в этот период ничем примечательным не ознаменовалась. С аверсов монет исчез Георгий Победоносец, уступив место «петровским орлам». Реверсы полушек и деньг были модернизированы украшениями из орнаментальных узоров, а пятаки копировали ранее выпускавшиеся.

С точки зрения редкости заслуживает упоминания пятикопеечная монета 1730 г. В целом ничем не примечательная, она из-за того, что редко встречается на рынке, подскочила в цене до 450 – 500 евро.

При Анне Ивановне было положено начало перечеканке изношенных ранее выпускавшихся монет. Так однокопеечные 1728 г. перечеканивались в полушки (1731-34 г.г.). «Омолаживались» и однокопеечные монеты «времен Петра»: их превращали в деньги (1730 г.). Естественно, что новый «наряд» истершихся монет по своему «фасону» соответствовал моде, т.е. дизайну новочеканившихся…

Год с небольшим (с октября 1740 по ноябрь 1741 г.) у власти в России номинально пребывал младенец Иван VI Антонович – сын племянницы императрицы Анны Ивановны, пока не был свергнут Елизаветой – дочерью Петра І и Екатерины І. Эта монаршья дочь правила два десятилетия, соединяя «…новые европейские веяния…» с «… благочестивой отечественной стариной» (В.О. Ключевский). Такая двойственность не могла не повлиять на чеканку монет.

Знатокам известно, что полушки и деньги времен Елизаветы были такими же, как и в прежние времена. Вместе с тем, к концу 1750-х появились полушки нового поколения. Их аверсы украшены вензелем императрицы под короной, а на реверсах – все тот же Георгий Победоносец, поражающий дракона, но интерпретированный более устрашающим, ниже – прописью номинал. Такой же дизайн был свойственен и однокопеечным монетам.

Пятаки Елизаветы стали более крупными и увесистыми монетами. На их реверсах более колоритно выглядит имперский двуглавый орел, под которым на ленте прописан номинал.

Небезынтересно, что в 1755 г. Елизавета решила реализовать отцовский пятак, копейку и пять копеек Анны Ивановны, но при этом сделать их в стиле Барокко – главенствующем стиле в европейском искусстве, которое развилось в России как раз к середине XVIII в. Более того эти монеты стали носителями нового, более актуального стандарта меди (8 руб. за фунт) и…нового номинала – 1 коп.

Новую жизнь вдохнула Елизавета и в пятаки времен Петра ІІ (превратив их в однокопеечные монеты) и в пятаки Екатерины І.

В 1757-59 г.г. в обиход вошли двухкопеечные монеты (как совсем новые, так и перечеканенные подизношенные копейки и пятаки). Все обрели и «статус» двухкопеечных монет. Видать, по наследству передалась экономность отца…

 

 

Краткосрочный император Петр ІІІ еще в 14-летнем возрасте был объявлен Елизаветой Петровной (1742 г.) наследником престола. Воля императрицы была исполнена. Но одно дело воспользоваться благословением тетки на власть, другое – уметь, быть способным властвовать на благо державы.

Не ожидал поклонник Фридриха ІІ, малосведущий в государственных делах, охочий до придворных развлечений Петр ІІІ, что вскорости с престола его столкнет жена – некогда принцесса Софья Фредерика Анхельм – Цербстская (будущая императрица Екатерина ІІ). А та, волевая, способная и трудолюбивая, за 17 лет совместной жизни приобрела обширные познания, авторитет, симпатии родовитого дворянства, поддержку гвардейских полков. Вот и случилось…

Но нумизматы – не политики. Им монеты подавай… А в этом плане «эра» Петра ІІІ для них довольно интересна. Примечательной особенностью монет чеканки 1762 г. является появление на них новых элементов дизайна – пятиконечных звезд на аверсах и бравурной пластической композиции во славу русского оружия – на реверсах. В этом отношении наиболее эффективно выглядит десятикопеечная медная монета, которая позволяет в деталях рассмотреть новации. На ее аверсе видим традиционного двуглавого орла под имперской короной в окружении десяти пятиконечных звезд (читатель уже, наверное, обратил внимание, что количество звезд на монетах соответствует их номиналу...). На реверсе – номинал монеты (цифрами и прописью), а также композиция (холодное оружие, знамена, труба и барабан, ствол пушки). Удивительно, что котировка такой монеты на современном рынке относительно невелика: всего-то 200 евро.

Следует заметить, что в 1762 г. была продолжена практика перечеканки износившихся монет прошлых лет. В частности, двухкопеечные елизаветинские обновлялись новым дизайном и новым номиналом, который составил уже 4 копейки.