Партнеры

Топ интервью » Сергей Тигипко: «Без реформ инвесторы в Украину не придут»

Посещений: 4522

Правительство начало ряд реформ в экономике и социальной сфере. Чего рассчитывают добиться власть, реализовав реформаторский план, и что получат обычные граждане в результате преобразований – об этом в интервью с Вице-премьер-министром Украины – Министром социальной политики, лидером партии «Сильная Украина» Сергеем Тигипко.

 - Сергей Леонидович, Вам не кажется, что Украина запоздала с началом реформ, и это опоздание в значительной степени определяет непонимание со стороны общества?

- Реформы в нашей стране давно «перезрели».Сергей Тигипко Модернизацией страны нужно было начинать заниматься минимум после кризиса 1998 года, когда страна постепенно вышла на экономический рост, закончились проблемы со своевременной выплатой пенсий, политическая и экономическая ситуация была благоприятной. Реформы лучше идут на подъеме экономики. Не буду подсчитывать, сколько шансов мы упустили за это время. Мы жили на широкую ногу благодаря дешевым энергоносителям, «выжимая» последнее со старых советских заводов. А новый кризис не только поставил нас перед необходимостью что-то кардинально менять, но вообще страна оказалась на грани выживания. И теперь у нас просто нет права не проводить реформы. Без новых, экологически безопасных технологий, без развития IT-сферы мы уже не будем конкурентоспособны. Мы это понимаем. Но мы также понимаем, что на обновление всей инфраструктуры страны нужно $500-600 млрд. Стране нужны инвестиции в создание высокотехнологичных рабочих мест – одно такое рабочее место стоит $100 тысяч. У нас в стране таких денег нет. Поэтому нужно привлекать иностранные инвестиции.

- То есть самая большая проблема страны – непривлекательность для инвесторов?

- По большому счету, именно на улучшение инвестиционного климата и направлено большинство реформ. В том числе и те, которыми занимаюсь я – налоговая, таможенная, дерегуляционная, строительная. Возьмем, к примеру, строительство. В чем главная проблема этой отрасли? Длинные запутанные процедуры, взятки на каждом этапе согласования, проблемы с выделением земли. А с другой стороны – громадный неудовлетворенный спрос как на жилье, так и на офисные, промышленные объекты. Евро-2012 подогревает спрос на строительство инфраструктуры. Чиновники, понимая, что строить все равно будут, изо всех сил пытаются удержаться за золотую жилу. Мы приняли принципиальное решение: строительство, как локомотив для многих других отраслей, должно быть освобождено от этих пут. С этой целью разработан и принят закон «О регулировании градостроительной деятельности». Теперь иностранным инвесторам, не привыкшим решать свои вопросы с помощью взяток, не нужно честно выстаивать очереди к клеркам, пока местные девелоперы, шустро раздав кому нужно «благодарности», застраивают страну.  Двух третей разрешений и подписей просто нет. И людям хорошо: по оценкам застройщиков, себестоимость жилья уменьшится на 10-20%.

– А кроме строительства, какие еще отрасли, по Вашему мнению, привлекательны для инвесторов?

– Все зависит от улучшения инвестиционного климата в стане. Как я уже говорил, это решается через те реформы, которые мы проводим. Кроме того, необходимо прозрачное правосудие и гарантии прав собственности для инвесторов. Тогда бизнес будет доверять Украинскому государству.

Что касается отдельных отраслей, то, по моему мнению, мы можем рассчитывать на привлечение инвесторов в ЖКХ . Там есть хорошие возможности для вложений, благодаря тому что были приняты законы о создании Национальной комиссии регулирования рынка коммунальных услуг и новая редакция закона о концессиях, которая упрощает приход инвесторов в жилищно-коммунальную сферу. Приход «частника» будет способствовать повышению качества услуг, а конкуренция на рынке – установлению справедливых цен. Сейчас же около половины тех денег, которые  люди платят за тепло- и водоснабжение, уходит в воздух из-за потерь в сетях и низкого КПД котельного хозяйства.

Огромный потенциал для инвестиций в ІТ-сферу. Мы как раз готовим закон об улучшении условий для работы в этом направлении, где будут предусмотрены налоговые льготы для игроков рынка. Думаю, ІТ сектор будет лидировать в списке наиболее перспективных как минимум в ближайшие десять лет.

Хорошие перспективы в привлечении инвестиций есть у сельского хозяйства, когда будет разблокирован рынок земли. Приход «частника» усилит эффективность землепользования и повысит урожайность. Тогда, наконец, Украина сможет достойно использовать одно из своих главных конкурентных преимуществ как производитель – чернозем.

Кроме того, мы рассчитываем на инвестиции в машиностроение, энергетику, гостиничный бизнес, который получил налоговые льготы с принятием Налогового кодекса…

- Но вот с налоговой реформой, кажется, вышло не совсем хорошо. Подавляющее большинство бизнесменов уверены: независимо от того, действует новый Налоговый кодекс или старые законы, всё равно налоговики установят налоговую нагрузку в процентах с оборота и заставят подгонять отчётность под задекларированные цифры. Вы уверены, что может быть иначе?

- Работа налоговой и таможни пока остаются одними их самых проблемных направлений – в этом с вами согласен. Но что касается Налогового кодекса, я уверен, он крайне нужен. На какие вопросы мы ответили? Во-первых, мы собрали все разрозненное налоговое законодательство воедино. Во-вторых, мы снизили ставки основных налогов и убрали лишние платежи. Вместо 29 общегосударственных и 14 местных налогов осталось 18 и 5 соответственно. Заложено и снижение ставок отдельных налогов: налог на прибыль поэтапно уменьшится с 25% до 16%. В итоге мы получим одну из самых низких ставок налога на прибыль в Европе, а благодаря изменению механизма администрирования будут перекрыты схемы минимизации. Заложено и снижение НДС – с 20% до 17% с 1 января 2014. Кроме того, усилена ответственность налоговиков – за несвоевременное возмещение НДС предусмотрен штраф на уровне 120% учетной ставки НБУ.

В-третьих, мы приблизили бухгалтерский и налоговый учет. В-четвертых, мы дали адресные льготы отдельным отраслям, которые способны резко увеличить ВВП страны, – авиа и судостроению, гостиницам, а также всему новому бизнесу, который будет открыт после 1 апреля 2011. Для малого бизнеса с ежегодным объемом доходов до 3 миллионов гривен вводятся налоговые каникулы на 5 лет. Все эти меры в комплексе опять-таки направлены на улучшение условий ведения бизнеса в стране. В ближайшее время – по итогам первого квартала – мы пересмотрим ряд спорных позиций и доработаем Кодекс, в частности, в вопросах условий  работы для малого бизнеса и полномочий налоговиков. Но это уже детали, которые можно менять в процессе практической «обкатки». В целом налогоплательщик с принятием кодекса гораздо лучше защищен, чем раньше.

Сергей Тигипко

- Какие еще отрасли Вы намерены «кодифицировать»?

- Сейчас подходит к завершению работа над новой редакцией Таможенного кодекса. Думаю, не нужно повторяться: ситуация в Гостаможслужбе у всех на слуху. Контейнеры простаивают сотнями, импортеры, экспедиторы, брокеры, бюджет государства несут миллионные убытки. Все из-за того, что инспекторы хотят получать благодарность за каждый оформленный контейнер, из-за того, что идет процесс монополизации брокерских услуг. После показательных приездов на таможни руководства страны, контейнеры отпускают, но потом они продолжают томиться на внутренних таможнях. Мы теряем транзитные потоки – корабли уходят на Констанцу в Румынии и на Новороссийск в России. Украину обходят десятой дорогой. Чтобы решить проблему, нужно действовать комплексно. Конечно, частично причина такой ситуации заключается в том, что некоторые вольности прописаны для таможенников в нынешнем законодательстве. Права, сроки оформления товаров, причины для задержки, уровень ответственности за простой – все это прописано в ныне действующих документах достаточно туманно. И казалось бы, изменения в документ могут многое изменить. Но я уверен, что здесь еще и кадровая проблема.

- Какие Ваши рецепты борьбы с коррупцией?

- Есть два пути устранения коррупции – это дрегуляция и усиление ответственности. Для меня борьба с коррупцией – это прежде всего дерегуляция. Нам необходимо создать такие механизмы в стране, чтобы свести к минимуму контакты предпринимателя, простого человека с чиновником. Необходимо введение системы «единого окна», максимальное сокращение разрешительных процедур, «декларативный принцип», принцип «молчаливого согласия». Все это мы уже делаем. Сокращено 2046 видов работ, большинство лицензий стали бессрочными. Количество проверяющих органов уменьшено почти вдовое – с 79 до 40. Введена электронная регистрация предприятий.

Лицензирование, сертификация и прочие меры защиты и подтверждения качества выпускаемого товара или услуги должны производиться исключительно в случае, если речь идет об угрозе жизни или здоровья человека, либо о вреде окружающей среде. Цифры рейтинга Doing business 2011 всем хорошо известны. Мы на 181 месте из 183 по простоте налогообложения, на 139 по удобству международной торговли, на 179 по разрешениям на строительство, на 164 по сложности регистрации собственности и на 150 – по сложности закрытия компании. Думаю, реформы сломят эту тенденцию. Коррупция – это один из главных факторов, который повлиял на эти ужасающие показатели.

Конечно, усиление ответственности за коррупционные действия тоже необходимо. Мне кажется, что в этом случае эффективными будут большие штрафы – нужно жестко бить гривней.

- Насколько реальны разговоры о значительной доле «серой» экономики в Украине?

- По расчетам экспертов в тени находится порядка 30-40 % заработных плат. По сути, этот процент примерно можно считать реальным показателем теневой экономики Украины. Конечно, значительная доля этих транзакций – это результат коррупционных действий. Но также большая часть – это спрятанная зарплата, с которой не уплачиваются налоги, и тем более – взносы в фонды социального страхования. В ходе пенсионной реформы мы искали способы наполнить доходную часть бюджета Пенсионного фонда и пришли к выводу, что один из лучших, хотя и сложных сценариев развития событий – масштабная легализация зарплат. По разным оценкам, в тени спрятано до 200 млрд. грн зарплат в год. То есть минимум 66-70 млрд. грн. могут быть уплачены в соцфонды. Мы предложили принять ряд изменений в уголовное и административное законодательство, согласно которым существенно поднимаются штрафы для работодателей, которые трудоустраивают работников нелегально. Мы также предлагаем ввести так называемые индикативные зарплаты – средние минимальные суммы, ранжированные по каждому региону и отрасли. Независимо от того, сколько человек получает в реальности, он должен заплатить фиксированную сумму соцвзноса. Это будет стимулировать требовать от работодателя высокой зарплаты.

- Чего работодатели хотят в обмен на такие меры?

- Во-первых, мы будем постепенно снижать соцнагрузку на бизнес. То есть все больший процент отчислений с зарплаты на пенсионный счет будет откладывать сам работник. Ему будет интересно требовать с работодателя более высокую зарплату. Во-вторых, мы хотим либерализировать трудовое законодательство и принять в этом году Трудовой кодекс. Мы намерены предложить гибкую систему формирования рабочего графика, упрощения процедуры принятия и увольнения с работы.

- В пенсионной реформе тоже есть элементы улучшения инвестиционного климата?

- Безусловно. Здесь таких факторов сразу несколько. Во-первых, в конце реформы, когда полноценно заработает второй уровень системы пенсионного обеспечения, мы сможем с уверенностью сказать, что наши пенсионеры стали получать больше. Почему? Сейчас поясню. Второй уровень – накопительное пенсионное страхование предусматривает, что каждый пенсионер будет откладывать часть своего соцвзноса на персональный счет. Эти деньги будут инвестированы в экономику. Они будут работать, а их владельцы, украинские пенсионеры – получать прибыль. Во-вторых, параллельно с пенсионной реформой будет развиваться фондовый рынок, ведь чтобы сохранить покупательную способность денег вкладчиков, компании по управлению активами нужно на чем-то заработать. Конечно, у них есть ограничения по инвестированию в акции, ведь деньгами пенсионеров мы не можем рисковать. Это важный стратегический момент. В-третьих, гораздо более высокие пенсии –по нашим расчетам, благодаря второму уровню они могут вырасти в 1,5-2 раза –предполагают увеличение внутреннего спроса. То есть от 10 до 13 млн. человек получат возможность купить больше товаров, услуг и продуктов питания. Что подтолкнет экономику к развитию. Пенсионные деньги также могут быть направлены на строительные программы, восстановление ипотеки, на «народную приватизацию» госбанков.

- Но обязательно ли проводить повышение пенсионного возраста и прочие проблемные изменения, если детенизация дает такие хорошие результаты?

- Это комплексное решение для страны. Если мы хотим, чтобы экономика развивалась, не хотим зависеть от внешних кредитов, и желаем поскорее распрощаться с уже существующими, мы должны стимулировать людей работать больше, интенсивнее, эффективнее. Если оставить все как есть – уже через три-четыре года нам нечем будет платить пенсии сегодняшним пенсионерам. Ведь количество плательщиков взносов становится все меньше, а количество пенсионеров стабильно – 13,7 млн. человек. Мы ограничим все возможные излишества – высокие пенсии, ранние выходы на заслуженный отдых военнослужащих, лимитируем объемы пенсий госслужащих. Нам нужно сбалансировать бюджет Пенсионного фонда. И если мы хотим в 2013 году запустить «второй уровень», свести баланс нужно как можно быстрее. Детенизация заработных плат, рынка труда и экономический рост, над обеспечением которого мы тоже работаем, многократно усилят эффективность реформ.  

Пресс-служба партии "Сильна Україна"